Прикольные стихи про домино

В газете каждой их ругают
весьма умело и умно,
тех человеков, что играют,
придя с работы, в домино.

А я люблю с хорошей злостью
в июньском садике, в углу,
стучать той самой черной костью
по деревянному столу.

А мне к лицу и вроде впору
в кругу умнейших простаков
игра матросов, и шахтеров,
и пенсионных стариков.

Я к ним, рассержен и обижен,
иду от прозы и стиха
и в этом, право же, не вижу
самомалейшего греха.

Конечно, все культурней стали,
но населяют каждый дом
не только Котовы и Тали,
не все Ботвинники притом.

За агитацию — спасибо!
Но ведь, мозгами шевеля,
не так-то просто сделать «рыбу»
или отрезать два «дупля».

В защиту домино

В газете каждой их ругают
весьма умело и умно,
тех человеков, что играют,
придя с работы, в домино.

А я люблю с хорошей злостью
в июньском садике, в углу,
стучать той самой черной костью
по деревянному столу.

А мне к лицу и вроде впору
в кругу умнейших простаков
игра матросов, и шахтеров,
и пенсионных стариков.

Я к ним, рассержен и обижен,
иду от прозы и стиха
и в этом, право же, не вижу
самомалейшего греха.

Конечно, все культурней стали,
но населяют каждый дом
не только Котовы и Тали,
не все Ботвинники притом.

Нет, дачегубство нужно превозмочь,
Хотя фанатик издавна я дачный,
Но я и даму закадрить непрочь,
Коль подвернётся случай мне удачный

Пахал как папа Карло весь сезон,
И в овощах не знаю недостачи,
Прекрасный урожай! И есть резон
К себе соседку пригласить по даче

Я с вожделеньем ждал желанный миг,
Был шашлычок,винцо и разговоры,
Но в нужный миг я с ужасом постиг ,
Что у меня завяли помидоры

Нет,не на грядке и не в парниках,
А в том,чем дорожу я больше жизни,
Они во мне к чертям завяли «нах»,
В моем мужском активном организме

И перец вдруг заглючил! Во беда!
Соседка то надеялась на «лечо»,
Перетрудился,блин! Вот это да!
Лопатой главный козырь искалечил.

Свой вывод я обязан изложить –
Пахать как вол – зловредная привычка,
Попробую лишь ягоды садить,
К чему мне овощ? Мне нужна « клубничка»!

Сосед набил штакетник чёрно-белый,
и я, чтоб мне не видеть эту чушь,
забор в два метра однотонный, светлый,
поставил от себя, сплошной к тому ж,
без щёлочки единой, без просвета,
соседа заодно чтоб не видать.
Но тот хотел быть выше! и на это
ответил тем, что палку смог задрать
ещё поверх забора, взгромоздившись,
взобравшись, для верёвки бельевой.
…Но ёлочка, пока что притаившись,
растёт неумолимо под стеной
забора моего; попытки жалки
меня унизить: я непобедим.
И ёлка скоро станет выше палки –
тогда-то, ёлки-палки, поглядим!

Сквозь прутьев ряд, довольно редкий,
Где пролегла у нас межа,
Я чётко вижу, как соседка
Снимает с грядок урожай.
Из массы всех, созревших нынче
К хозяйской радости, плодов
У Клавы (так соседку кличут)
Пришёл черёд для огурцов.
Различной формы и окраски,
И по размеру разнобой,
Как вдруг – вот он, подарок царский
Природы-матушки родной.
Был огурец длиной полметра
И толщиной с мужской кулак.
Порыв огромной силы ветра
Не встрепенул бы Клаву так.
Был огурец на вид шершавый
И с загогулиной в конце…
И запылал, гляжу, у Клавы
Румянец яркий на лице.
Печатью некой сладкой пытки
Лицо, гляжу, искажено.
И вот мечтательной улыбкой
Уже расцвечено оно.
О чём мечты? О новых грядках?
И что сюрпризы ждут опять.
А, впрочем, женщина – загадка,
И нам её не разгадать.

Растить я розы не умею
и буквой “Зю” стоять полдня,
я огорода – не имею
и не имеет он меня!

Сад, как cад, всего шесть соток, что друзья не говори
Я нашел себе работу от зари и до зари.
Приобрел себе участок и забыл про домино.
Я на яблоки любуюсь, не хожу теперь в кино.
Телевизор не включаю и не балуюсь вином.
Вечерами не гуляю – тлько в сад бегом бегу.

В отпуск я теперь не езжу и в театр не хожу.
Лучше я в саду под грушей на навозе посижу.
Дома или на работе полон я всегда забот.
Обеспечен я работой на участке круглый год.
Выпал снег опять работа – нужно вишню окопать,
И работаю до пота, даже некогда пожрать.

Грызунов, мышей пугаю, снег под деревом топчу,
Зайцев так теперь гоняю, что за гончаю сойду.
Снег сошел: – пошла работа: там покрасить, здесь помыть,
И беседку перекрасить и деревья побелить.
Май, июнь, июль и август я в саду как на войне,
Целый год под солнцем маюсь, достается и жене.

То я с птицами воюю, то с червями или тлей,
И граблями так шурую, пыль клубится над землей.
Все, конечно, не опишешь, не расскажешь, не учтешь.
И так воздухом подышишь – еле ноги волочешь.
И копаем, и сажаем, под деревья воду льем,
И одну дорогу знаем: вот участок, вот наш дом.

Позабыты воскресенья, я не знаю и суббот,
Днем готовлю я варенья, ночью делаю компот.
Сок давлю из помидоров, мариную огурцы,
От такой веселой жизни скоро я отдам концы.
И никто из садоводов на могилку не придет,
Потому что садоводы очень занятый народ.

Я нашел себе на дачу по дешевке круглый лес,
И теперь меня таскают каждый день в ОБХСС.
Измотал свое здоровье, нету сил чтоб погулять,
Симпатичная соседка перестала волновать.
Позабыты все романы, даже некогда поспать,
Мне бы птичьего помета лучше где-нибудь достать.

Сделал вор в заборе дырку, надо доску прибивать
Иль в руках с кривою палкой возле дырки ночевать.
Никогда я не лечился, был здоровый словно кит,
А на даче простудился и схватил радикулит.
И остались только ноги, только скулы да мослы,
Видно дачу себе строят только круглые ослы!

Как ишак я днем и ночью на работе и в саду
Не могу передвигаться видно скоро я помру
Под нагрузкою такою повалюсь я словно куль,
Похоронят, крест поставят и напишут: «Спи куркуль»!

Чтобы мне собрать малину
И не тратить лишних сил,
Я умишком пораскинул
И соседку пригласил.

Ах, погодка – рай господний,
Ах, малиновый пожар!
Буду, буду я сегодня
С видами на урожай!

В туеске малины мало,
Попадает чаще в рот;
Грудь соседкина мешала,
Взгляд работать не даёт.

Ах, глаза, как это небо,
Ах, точёный, дивный стан!
Вместо ягод впиться мне бы
Да в малиновы уста!

Сбор малины завершали,
Изнывая от любви,
На зелёном покрывале
Малахитовой травы.

Ах, медовый запах тела,
Ах, вы, юные года!
А малина всё краснела…
Не от солнца – от стыда!

Встану рано утром,
Подогрею чайник,
Ковш воды холодной
Вылью в умывальник.
Соберу в пригоршню
Ягод в огороде.
Хорошо на даче!
Жаль, отпуск на исходе…
Доченька проснется
И откроет глазки,
Звонко рассмеется —
Ей приснились сказки.
Ножки пробегали
По росе босые,
Обнимали маму
Рученьки худые.
Хорошо, что летом
Мы живем на даче!
Счастье, что мы вместе —
Нам нельзя иначе.

Пошёл войной народ
На сад и огород
Пролито было крови
огородУ свеклы И моркови
Повытрясали души
Из яблони И груши
Но вам, о лопухи!
Простили все грехи
И оставили на племя
Крапивное Семя

С милым рай в шалаше…

Раз, в пятницу, подумав о своём,
Сказал мне милый: «ты мечтала, вроде,
Что мы в лесу с тобою заживём…
Недвижимость имею на природе.

Суббота завтра… сумки собирай,
Поедем, похвалюсь своей фазендой…
Природа, лес кругом – волшебный рай,
Сверчки поют с лягушками крещендо».

С утра завёл старинный тарантас,
Подал к крыльцу: «садись и жди гостинца. »
На трассе пролетал за часом час…
Какой же «замок» должен быть у «принца».

Приехали… потом полдня пешком…
Дорогу по болоту не забуду.
Я шла, мечтала: тихий, чудный дом.
Вот мы у цели… ну и халабуда.

Три брёвнышка, над ними целлофан,
Чтоб дождик на макушку не накапал…
И столик есть, на столике стакан…
«Наследство, – милый мой сказал, – от папы…»

Когда в Москву вернулись мы домой,
Искусанные зверски комарами,
Подумала: «а, знаешь, милый мой,
Да ну их, эти замки с флигелями. »

И намекнула я через интим,
В тот миг, когда объятья были крепки:
«Давай-ка твой шалашик продадим,
И купим нам на кухню табуретки…»

Ссылка на основную публикацию